barmaleo: (jan)
Мир тесен. Эту фразу обычно говорят, встречая за тридевять земель старого друга или обнаружив общего знакомого с человеком, казалось бы не имеющим с вами ничего общего. Или, как у меня было прошлым летом, после неожиданной развиртуализации у водопада в Австрии с френдами, знакомыми до той поры лишь по жж.
Тут же несколько иная история, хотя мир после нее кажется только еще теснее.

В детстве наша семья несколько раз отдыхала летом на "Островке" - базе отдыха, принадлежащей ленинградскому объединению "Позитрон", где работали мои родители. База была расположена на покрытом сосновым лесом небольшом, площадью около квадратного километра, островке, находящемся посреди Выборгского залива. Добраться туда можно было только на теплоходе из Выборга, вокруг была лишь вода, да такие же каменистые, разных размеров, острова, между которыми мы плавали на прокатных лодках и катамаранах, в общем, замечательный семейный отдых, даже с некоторым экшеном - неподалеку проходила граница с Финляндией и часть окрестных островов считались запретной зоной. Да и на сам Островок можно было попасть только по путевке с предприятия, кого-попало в те края не пускали.

Островок, 85-ый год )

Вчера мне двоюродная тетя прислала документы, касающиеся Бориса Иоффе, родного брата моего деда. Семейная фотография, которую я раньше не видел, и несколько документов периода Финской войны: сообщение о награждении орденом Красной Звезды за подвиг, посвященное подвигу стихотворение аж самого Твардовского, поздравительное письмо от коллег отца героя, последнее письмо с фронта. И похоронка: "В бою за социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 8 марта 1940 года у острова Сунион-Саари. Похоронен на острове Сунион-Саари."

Здесь на фотографии 31-го года Борис (стоит слева) с женой, братьями и сестрами.


Остальные документы )

Просто, любопытства ради, решил поискать, что за Сунион-Саари такой и вот что обнаружил:
"Остров более известен как Крепыш. Памятник,якорь и мемориальная доска находятся возле мола в южной части Тронгзундского пролива. В настоящее время статус территории приравнен к Высоцку, т.е. доступ свободный. Добраться можно на катере с северного причала Высоцка. Катер возит отдыхающих на бывшую базу отдыха ПО "Позитрон" на острове Передовик, отделенном протокой от Крепыша."
Оба острова, Передовик (Esisaari), на котором мы отдыхали, и Крепыш (Suonionsaari) фактически составляют один, узкая протока между ними заросла камышом и через нее переброшен связывающий острова мостик. Папа в общих чертах знал, что его дядя погиб где-то на Карельском перешейке, но кто же мог предположить, там летом на Островке, что мы находимся в каком-то километре от его могилы и места гибели?

Карта )
barmaleo: (jan)
Закончив почти год назад серию постов о семье Иоффе, я почти сразу начал описание потомков другого моего прапрадеда Довбера Михлина, но с тех пор немного подзавис. Нынешняя запись продолжает описание этой семьи, тем более, что и день вполне подходящий.

Как я искал информацию об утерянном колене )


Итак, старший сын Берки и Миры Михлиных родился приблизительно в 1864 году. Назван он был скорее всего в честь учителя отца, Гилеля из Паричей, тот как раз только что скончался. Супругу Гилеля звали Ганя (Анна), по другому варианту Хална. Обоим было далеко за семьдесят в сентябре 41-го, когда, как я уже знал, они прошли свой последний путь в Бабий Яр. А вот вся остальная имевшаяся у нас информация оказалась далека от истины )
barmaleo: (jan)
О моем прапрадеде Берке Михлине я здесь уже когда-то писал, но с тех пор удалось узнать о нем много нового, да и странно было бы не начать серию постов о его потомках записью о нем самом.
Большая часть официальной информации почерпнута из книги "Оалей Шем", выпущенной в 1912 году. В этой книге автор, р.Шмуэль Ноах Готлиб, собрал краткую информацию на ашкеназских раввинов всех общин вокруг земного шара того времени. Итак, родился в 1844 году - это самая ранняя из всех семейных дат, имеющихся в моем распоряжении. Посвящен в раввины раби Гилелем из Паричей "и другими главами поколения". В 1865 году (в возрасте 21 года) назначен раввином в местечко Казимирово, Минской губернии, после был судьей раввинского суда в Бобруйске, а оттуда приглашен на место главы суда (и раввина) в Копаткевичи. В какие именно годы прапрадед переезжал с места на место мы не знаем, но именно с Копаткевичами связана большая часть его жизни - там он прожил несколько десятилетий, там же и похоронен, и именно Копаткевичи считаются у Михлиных эдаким родовым гнездом. В добавок к официальной информации есть еще и семейные предания. Так, например, считается, что родился Берка Михлин в местечке Щедрин - любопытно, что все населенные пункты, связанные с его жизнью, находятся примерно в одном районе.
Есть предания и об отце раввина )
barmaleo: (jan)
Год назад я начал выкладывать у себя в жж всю накопленную к тому времени информацию о своих предках и их семьях. Одной из причин был расчет, что кто-нибудь из неизвестных мне доселе или известных лишь отдаленно родственников, блуждая по сети в таких же, как и у меня, поисках, наткнется на мои записи здесь. И года не прошло, как выяснилось, что в расчетах своих я не ошибся - именно таким образом вчера на меня вышла моя четвероюродная сестра, о существовании которой я до сих пор даже не подозревал, как не подозревал и вообще о том, что у моей прабабушки были братья. К тому же "новоявленная" родственница, как оказалось, так же как и я интересуется своими предками и созданием деревьев их потомков, и я разом получил доступ к такому количеству добавочных ветвей своего семейного дерева, о каком раньше не мог и мечтать. Все это лишь подстегивает меня, чтобы продолжить помещать в жж уже имеющуюся у меня информацию по остальным предкам, вот только с силами соберусь.
А что касается новой информации, то пока, увидев в графе "год смерти" брата моей прабабушки и его жены цифру "1941", я успел лишь поискать информацию о них на сайте "Яд-ВаШем": Михель Шлемович Штром родился в местечке Максимовичи, Киевской губернии, видимо там же родилась и моя прабабушка Двойра. Жена Михеля Хана Опенгеймер родом из соседнего городка Хабно, ставшего призраком после Чернобыльской аварии. Перед войной старики жили в Киеве, все их семеро детей к тому времени уже давно обзавелись собственными семьями. 29 сентября 1941 года Михель и Хана вместе с десятками тысяч соседей прошли по своей последней дороге, ведущей в Бабий Яр.
barmaleo: (jan)
На протяжении последних шести месяцев я последовательно выкладывал в своем журнале всю собранную информацию по потомкам одного из моих восьмерых прапрадедов, Абрама Иоффе. Разумеется, большей частью информация касалась старших поколений - детей и внуков "патриарха", но сегодня по свету ходят сотни его потомков. Как я уже упоминал, в семейном дереве, включающем только прямых потомков Абрама и их супругов, на сегодняшний день насчитывается более четырехсот имен, причем, если имена детей, внуков и правнуков известны точно, то собрать воедино информацию о всех нынешних поколениях уже сложнее. Тем не менее, семейное дерево заполнено примерно на 95 процентов, и достоверно известно, что сегодня по свету ходит уже как минимум один пра-пра-пра-правнук (правнук правнука) Абрама Иоффе. В статистике по старшим поколениям я учитывал только детей, доживших, как минимум, до пятилетнего возраста, впрочем, об умерших в младенчестве в основном воспоминания просто не сохранились.


Поколение 1 )
barmaleo: (jan)
О девятом ребенке Абрама Иоффе, Самуиле (1894-1962), я уже писал в посте о его сестре-теще, Мере Урлайнис.
Сегодня речь о самой младшей дочери Абрама, Гите (р.1900). О ней я знаю меньше всех. Мать умерла, когда Гите было около четырех, и девочку растили и воспитывали старшие сестры.


дальше )
barmaleo: (jan)
Восьмой ребенок Абрама Иоффе, дочь Тэма, родилась в 1890 году. В возрасте 19 лет она вышла замуж за Зуся Михлина (р. 1881), сына другого моего прапрадеда Дов-Бера Михлина. Их свадьба состоялась в Мене, в имении отца невесты. Не знаю, была ли какая-то связь между этими семьями до 1910, но со времени свадьбы Зуся и Тэмы семьи были очень тесно связаны и последующие потом еще три брака между потомками двух прапрадедов являются тому подтверждением.
Внучка Зуся и Тэмы была инициатором проекта по сбору информации о семьях Иоффе и Михлин, поэтому есть довольно много фотографий ее семьи. Любопытно проследить за изменениями в лицах людей.


Первый снимок )
barmaleo: (jan)
Зусь (р.1889) - единственный из детей Абрама Иоффе, чьей фотографии (как и фотографии его супруги) не сохранилось. Основной причиной этого стала их ранняя смерть. Жена Зуся, Либа, была убита погромщиками в годы гражданской войны и он остался один с шестерыми детьми. Жили они в Мозыре, а после того, как его старший брат, Исаак, перебрался к детям в Ленинград, Зусь с отпрысками вроде бы переехали в его дом в соседнюю Речицу. В 1928 году глава семьи погиб - попал под поезд, и дети остались совсем одни.
К счастью, родственников было навалом и племянников забрал к себе в Ленинград мой прадед Исаак. При этом при переезде где-то были потеряны документы и, восстанавливая их, всем детям записали один и тот же год рождения - 1906.
дальше )
barmaleo: (jan)
После четырех дочерей подряд в 1886 году у Абрама и Песи Иоффе вновь родился сын, которого назвали Сендером. Информации о нем и его семье у меня мало, знаю только, что в послереволюционное время он жил в Москве. Женился Сендер на Гене Гинзбург, младшей сестре собственной мачехи. Женился видимо довольно таки поздно и их единственный сын, Михаил, родился, когда отцу было уже 35 лет.

дальше )
barmaleo: (jan)
В краткой биографии Абрама Иоффе, составленной совместно его потомками, есть упоминание и о красоте его дочерей. Я не самый большой специалист по женской красоте, поэтому не берусь обсуждать приведенные там же слова, что самой красивой из дочерей Абрама считалась Боня. Боня родилась в 1885 году и примерно в 1904 году вышла замуж за Симху Шехтера (1888-1958), жениху в ту пору было только 16. Где жила семья Шехтер до революции, я не знаю, вторую же половину своей жизни Симха и Боня прожили в Москве. Видимо Боня была очень близка со своей старшей сестрой, Шейндл Райхман - Геня, старшая дочь Бони, вышла замуж за своего кузена Бориса Райхмана.
Это снимок 1947 года, последний из имеющихся у меня:

дальше )
barmaleo: (jan)
Еще в довоенный период большая семья Иоффе разделилась примерно поровну на две части - половина, во главе с патриархом, Абрамом, перебралась в Ленинград, другая же оказалась в Москве. Разумеется, при жизни детей и старших внуков Абрама "москвичи" поддерживали тесную связь с "ленинградцами", но примерно с восьмидесятых, со смертью основной части представителей старшего поколения, общение в основном оставалось только внутри каждого из городов. Примерно в 1972-ом году в доме Израиля Урлайниса состоялся последний большой слет семьи, тогда многие из "ленинградских" приехали в Москву на встречу с родственниками. Моих родителей тоже приглашали, но они в ту пору работали над дипломными работами, да и денег у бедных студентов всегда не хватало, поэтому от поездки пришлось отказаться, о чем моя мама до сих пор иногда жалеет.
В 2008 году, когда проект построения семейного дерева был в самом разгаре, возникла идея устроить в Израиле слет потомков, приуроченный к 150-летней годовщине со дня рождения Абрама Иоффе, но, к сожалению, идея так и осталась в зародыше.
Четвертый ребенок Абрама, Шейндл (р.1879), жила вместе со всеми потомками в Москве. Ее муж, Соломон Райхман, умер в 1944-ом году, сама же Шейндл прожила до 1960 года.

дальше )
barmaleo: (jan)
О семье третьей дочери Абрама Иоффе, Златы, по вполне понятной причине известно очень мало. Злата родилась примерно в 1876 году и была замужем за Семеном (Шнеером) Гоникманом. Не знаю, поздним ли был их брак или же просто у Гоникманов много лет не был детей, первый их сын, Меер, родился в 1916 году, когда Злате было уже около сорока, еще пять лет спустя родилась дочь - Рива. Изначально семья проживала в Лепеле, в Северной Белоруссии, а на определенном этапе перебралась в город Луга, Ленинградской области. Причиной переезда был туберкулез у отца семейства - сравнительно солнечный климат Луги, именуемой иногда "северным Крымом", значительно облегчал его страдания.


Меер, по недостоверным источникам, учился в военном училище и в самом начале войны ушел на фронт. В сентябре сорок первого рядовой Гоникман пропал без вести )
barmaleo: (jan)
После первенца, Исаака, у Абрама Иоффе некоторое время рождались только дочери. Старшая из дочерей, Мера, 1874 года рождения, была замужем за Борухом (Берко, Борис) Урлайнисом. Жили они в местечке Комарин под Гомелем, там родились и все их семеро детей: Мария (в замужестве Бланк), Тэма (Ваховская), Израиль, Соня (Иоффе), Зина (Темкина), Рива (Докторович, Тимохина) и Зусь. В добавок, в списках есть еще двое безымянных сыновей, погибших, то ли во время погрома, то ли на фронте, в годы Гражданской войны.

Со временем дети выросли )
barmaleo: (jan)
Место рождения моей прабабушки Двойры мне неизвестно. Возможно, она родилась в Речице, где они вместе с мужем, Исааком Иоффе, жили после свадьбы, а может где-то в другом месте. Точно так же ничего не известно и о ее семье, благодаря девичьей фамилии и отчеству понятно, что отца звали Соломон Штром, но это все. Двойра родилась в 1875 году, ее единственная (судя по всему) сестра, Сара, была моложе на четырнадцать лет. Сара вышла замуж за Аврума Шимановского, их сын и внук с семьей несколько десятилетий назад уехали в США и я о них ничего не знаю.
После того, как Исаака арестовали, Двойра, сменившая к тому времени имя на Вера, осталась главой большой семьи. Все выжившие дети были уже женаты и вокруг прабабушки все время крутились многочисленные внуки - несмотря на то, что семья уже не обитала в общей коммуналке, все жили неподалеку друг от друга и постоянно пересекались. А летом дети и внуки съезжались на дачу, в поселок Мельничий Ручей, под Ленинградом, и большая дружная семья снова оказывалась объединенной. Так продолжалось до смерти Двойры в 1973 году. На тот момент ей уже исполнилось 98 лет, а доживи она до ста, могла бы увидеть и меня. Впрочем, и в 98 у прабабушки уже было семеро правнуков. Одна из них, моя троюродная сестра Роза, написала о Двойре небольшой рассказик:
Заполеон )


Пара довоенных снимков Двойры есть в предыдущем посте о ее супруге. Здесь фотографии, в основном, послевоенной эпохи )
barmaleo: (jan)
Как я уже сообщал, мой прадед Исаак, старший сын Абрама Иоффе, родился, когда его отцу было 14 лет. Есть, правда, другая версия, говорящая, что Абраму в то время было уже почти 17, но она считается неверной. О детстве и юности Исаака ничего не известно. В начале века он с женой проживал в Речице, неподалеку от Гомеля, там родились и все их дети. Жена ли его была оттуда или же они переехали туда уже после свадьбы в поисках заработка, мы не знаем. Знаем только, что в Речице Исаак и его жена Двойра, урожденная Штром, занимались одной из традиционных еврейских профессий - спаивали русский (а точнее, белорусский) народ, то есть попросту содержали то ли таверну, то ли постоялый двор. В середине двадцатых двое их сыновей, Зуся и Шендер (мой дед), перебрались в Ленинград, за ними потянулись остальные братья и сестры, а потом и родители. Жили все в одной большой квартире на Петроградской стороне. Родителям и женатым детям досталось по комнате, мой дед женился чуть позже, поэтому несколько предвоенных лет они с бабушкой прожили ...в ванной.

дальше )
barmaleo: (jan)
Как и обещал, начинаю выкладывать здесь упорядоченную информацию о предках, собранную мной за последние годы.
Абрам (Йосеф-Авраам) Иоффе - один из двух моих прапрадедов, о семьях которых собрано очень большое количество данных.
Сам Абрам родился в 1858 году в местечке Мена Черниговской губернии. По воспоминаниям его детей, у него не было братьев и сестер – по-видимому он был единственным ребенком в семье. О его предках или каких-либо других родственниках нам пока ничего не удалось узнать.
Абрама женили рано – в момент свадьбы ему было 13 лет, а невеста была старше его на 2 года и уже год спустя родился мой прадед Исаак. Жену Абрама звали Песя, ее девичьей фамилии мы не знаем. Судя по всему, у нее также было второе имя – Ривка - слишком уж много Ривок было среди ее внучек.
Отец Абрама был видимо богатым человеком и приобрел большое имение в Мене еще до рождения сына. Вроде как, из-за проблем с владением евреями землей, имение было записано на какого-то друга детства отца - белоруса, фамилия которого была возможно Козлевич. (Хотя мне лично такая дружба еврея и белоруса в середине 19 века кажется несколько необычной.) Абрам унаследовал от отца это имение и жил там со своей семьей. Официально он считался управляющим, а хозяевами – семья белоруса. Поначалу эта семья тоже жила в имении, а в начале века они уехали в США и Абрам вроде пересылал им в США деньги. В имении всегда было полно детей: росло своих десятеро (Исаак, Мера, Злата, Шейндл, Боня, Сендер, Зусь, Тэма, Самуил и Гита), часто и подолгу жили племянники Песи – дети ее рано умершей сестры Брейндл, а также другие родственники, на лето иногда приезжали из США дети белоруса.
Песя умерла примерно в 1904 году в возрасте около 47 лет. По воспоминаниям детей, в последние годы она была очень полной и грузной, с трудом ходила и жаловалась на боли в груди и в ногах. Ее младшей дочери Гите было в тот момент около трех лет и ее растили старшие сестры.
Это самая старая из сохранившихся фотографий Абрама, начала века, здесь ему, на мой взгляд, около пятидесяти:

дальше )
barmaleo: (jan)
Несколько лет назад я начал всерьез интересоваться своими предками. До того момента я знал сравнительно немного - кое-какие истории о прабабушках да прадедушках, да и то только с маминой стороны. Папа - тот вообще упоминал только одну свою бабушку, а об остальных совсем ничего не знал. Говорит, не принято у них в семье было спрашивать об убитых немцами, да сгинувших в сталинских тюрьмах.
Как-то я услышал, что одна, доселе не знакомая, родственница, вкупе с еще одной родственницей, чуть более знакомой, составляют деревья потомков двух моих прапрадедов - одного со стороны моей мамы, а другого - со стороны папы. Так уж получилось, что две эти семьи - Иоффе и Михлины - очень крепко сплелись друг с другом - за прошедшие сто лет четыре раза потомки двух прапрадедов создавали семьи между собой, последними, 40 лет назад, были мои папа и мама. Поэтому, хотя мои родители между собой и не родственники, общих родичей у них предостаточно. И вот как раз две такие "двусторонние" родственницы и занялись созданием наших общих семейных деревьев. Сами они уже не молоды, и сведения все собирали по старинке, на бумаге. Узнав об этом, я предложил свои услуги в оцифровке и собирании дополнительной информации. Все добытые к тому времени материалы были пересланы мне и с тех пор я всерьез занялся этим делом. Учитывая, что сегодня по свету ходят уже представители шестого, и даже седьмого, поколений, собрать информацию обо всех было не просто, но, с другой стороны, в наш век интернета и социальных сетей, не так уж и сложно.
Заодно я занялся поисками и в другие стороны, ведь эти прапрадеды - всего лишь две ветви в обширном дереве моих предков. Поиск информации и последующее ее складирование - все это оказалось очень интересным занятием. За несколько лет я познакомился с десятками доселе неизвестных родственников, в основном виртуально, но в некоторых случаях виртуальное знакомство со временем переросло и в реальное. Огромное количество семейных фотографий прошли через мои руки, и, главное, я ближе познакомился с собственными предками и много узнал об их жизни. Причем, я уверен, многое еще предстоит выяснить, ведь законченным этот проект нельзя считать никогда, всегда найдется еще крупица информации, еще имя, еще неизвестный до той поры снимок.
С этого момента я постараюсь иногда выкладывать здесь кое-какие фотографии и сведения о людях, на них мелькающих. Во-первых, это поможет мне немного разложить по полочкам собранную информацию. Во-вторых, поскольку имена появятся в сети, возможно, кто-нибудь из родственников просто наткнется на мои записи, сделав обычный поиск в Гугле, и сможет пополнить базу данных. Ну и в третьих, думаю, многим из читателей моего журнала это будет просто интересно.
Все это будет проходить здесь под меткой "предки", так что если кому-то эта тема не интересна, можно попросту исключить записи с упомянутой меткой из ленты, благо жж нынче позволяет это сделать.
barmaleo: (reb Groshkover)
Иногда для того, чтобы узнать какую-то информацию о предках, достаточно лишь просмотреть список потомков.
Года смерти моего прапрадеда Абрама Урина всегда не хватало в семейной родословной хронике, никто из потомков не знал, когда он умер. В 1910 году его имя стояло под приглашением на свадьбу дочери, а в середине двадцатых, когда его супруга, моя прапрабабка, эмигрировала в Америку, мужа ее в живых уже не было. Пробел больше чем в полтора десятка лет, о которых не известно, жил ли человек или же уже умер.
И вот вчера я случайно обратил внимание, что у всех четверых его детей, которые остались в России и о потомках которых нам известно, были сыновья по имени Абрам. Разумеется, названы они так были в честь деда, а значит в момент их рождения моего прапрадеда уже не было в живых. Двое родились в 1913 году, двое других - несколькими годами позже. При этом еще один внук, брат одного из Абрамов, родился в феврале 1913 и был назван не Абрамом, а Соломоном, в честь своего прадеда, значит дед его был в это время еще жив. Вот и определился год смерти.
Кстати, из четырех двоюродных Абрамов трое во время войны были в армии и погибли. А у четвертого было такое плохое зрение, что мобилизации он не подлежал.
barmaleo: (reb Groshkover)
Если помните, полтора года назад я здесь удивлялся, почему это моя прабабушка Фейга Урина при переезде в Америку сменила фамилию на Арон, а тут вдруг до меня дошло - это же одно и то же слово! Урин - это и есть Арон, только с иным произношением огласовок.
barmaleo: (jan)
Ниже привожу отрывок из биографии моего прапрадеда, написанной родственниками. Если есть кто-то знакомый с темой - насколько верна информация, касающаяся прав на владение имением?

Иосиф-Абрам родился в 1858 году в местечке Мена Черниговской губернии. По воспоминаниям его детей, у него не было братьев и сестер – по-видимому он был единственным ребенком в семье.
Отец Абрама был богатым человеком и приобрел большое имение в Мене еще до рождения сына. Однако в России евреям было запрещено иметь в собственности землю, поэтому официально имение было оформлено на имя белоруса, друга детства отца по фамилии Козлевич (не точно). Абрам унаследовал от отца это имение и жил там со своей семьей. Официально он считался управляющим, а хозяевами – семья белоруса. Поначалу эта семья тоже жила в имении, а в начале века уехала в США. Абрам пересылал в США деньги этой семье. Дети белоруса могли учиться и такая возможность получить светское образование была предметом зависти для детей Абрама, особенно дочерей, но семейные еврейские традиции в те времена не позволяли этого. В имении всегда было полно детей: росло своих 4 сына и 6 дочерей, часто и подолгу жили племянники Песи-Ривки – дети ее рано умершей сестры Брейндл, а также другие родственники, на лето иногда приезжали из США дети белоруса.
...
Имение казалось обширным и богатым. В центре стоял просторный дом, где жили хозяева, а в двух красивых флигелях по бокам дома останавливались гости. Хозяйство было организованным: ухоженные помещения для коров, хорошие пастбища, большие курятники. В центре имения располагался большой пруд, в котором жили водоплавающие птицы и рыбы.

September 2015

S M T W T F S
  12345
67891011 12
131415 1617 1819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios