barmaleo: (el presidento)
Вот вы говорите, погода для нынешнего времени года неподходящая. Я, например, при упоминании Дня Памяти сразу вспоминаю этот день девяносто шестого, кажется, года. Я тогда на Ливанской границе служил и должен был отстоять пол часа в почетном карауле под флагом. И как только подошла моя очередь караулить, вдруг ни с того ни с сего небо затянуло тучами и хлынул такой ливень, мама не горюй. И все эти пол часа мало того, что меня поливало неслабым дождем, так еще и с развевающегося на ветру мокрого флага струя воды постоянно лилась то за шиворот, то в другие сокровенные места. А как только моя смена закончилась, тучи тут же рассеялись и выглянуло солнце. С тех пор, согласно диагнозу моей жены, у меня острая аллергия на все государственные торжественные даты.
barmaleo: (shmatko)
Повестку на сборы прислали ...по электронной почте. Со ссылкой. Чтобы увидеть подробности, дату там, место, надо ввести пароль, которого у меня почему-то нету. Если такие повестки прислали всем, значит на сборы явится только офицерша, ответственная за призыв.
barmaleo: (shmatko)
Мало у кого найдется снимок с военного билета, сделанный в день призыва. У меня вот есть.
После призыва и короткого курса молодого бойца мой военный билет больше чем на полтора года лежал на полке, пока владелец его учился, а когда я вернулся на службу, оказалось, что мой призыв был последним, получившим документ старого образца, обычную книжечку с налепленным фото, всем же призвавшимся позже выдавали уже современные пластиковые карточки. Благодаря этой потрепанной книжице на меня в течение всей дальнейших трех лет сослуживцы смотрели с некоторым уважением, мол, надо же какой "зубр" тут служит вместе с нами.
Но речь не об этом, речь о фотографии. Редкое дело, очень уж я сам себе на этом снимке нравился. Да, сегодня у меня найдется сто тыщ фотографий покруче этого, да и выгляжу я нынче попрезентабельнее, начиная от одежки и заканчивая прической, но тогда я считал, что это лучший мой снимок. Тем жальче было в конце службы возвращать его, учитывая, что о сканнерах я в те годы еще даже не слышал.
И тогда я этот снимок за пару месяцев до дембеля потерял. То есть, это я начальству сказал, что потерял, а сам всего лишь открепил единственную скрепку, держащую фото на книжечке и спрятал его подальше, чтобы действительно не потерялось. Подсудное, между прочим, дело, но ради такой фотографии я был готов пожертвовать многим. Суд был коротким. Ротный спросил, признаю ли я себя виновным в том, что не достаточно бдительно охранял важный армейский документ. Я предъявил сам документ, наглядно доказав, что за почти пять лет лежания на полке и у меня в кармане удивительно лишь, что фотография не потерялась давным давно. Ротный при виде такого артефакта аж зацокал языком, ему самому то подобный поменяли уже много лет назад на кусок пластика, но поскольку за документом я все же не уследил, признал меня виновным и объявил выговор. А поскольку документу по уставу положено быть с фотографией, мне было предписано немедленно направиться в славный город Рамат-Ган за новым, уже пластиковым, удостоверением. И вместо того, чтобы, как и все сослуживцы, отправиться домой в пятницу, меня освободили в четверг, чтобы, значит, успел все что надо сделать.
Так и получилось, что за один выговор я и любимую фотографию сохранил и день отпуска получил.

Собственно, сам драгоценный снимок, добытый с таким трудом )
barmaleo: (shmatko)
Жарким летним днем далекого 1984 года на призывном пункте появился паренек по имени Маймон Асулин. Впрочем, возможно, день был вовсе и не летним, это совсем не важно. Главное, был молодой призывник целеустремленным и решительным и мечтал об успешной военной карьере, чему, учитывая все вышеперечисленное, могли помешать только два обстоятельства: его имя и фамилия.
Осенью 1995 года в наш танковый батальон был назначен новый командир. За какие-то несколько месяцев майор Амнон Асулин сумел превратить отстающую воинскую часть в передовую по всем показателям, за что досрочно был повышен в звании до подполковника. С большим лбом, квадратным подбородком и тяжелым взглядом, был он всегда серьезен и никогда не улыбался. Мы, солдаты, побаивались его, но при этом и уважали. Как-то на автобусной остановке двое резервистов поинтересовались, кто у меня комбат, и услышав знакомое имя, принялись хохотать, крича: "Маймон! Да мы с ним в одном танке!...". Так я, а за мной и все солдаты батальона, узнали, что у командира было когда-то другое имя.
В августе 2006 имя полковника Амнона Эшеля (Асулина) прогремело на всю страну. Бравый командир Седьмой бригады не только смело сражался на Второй Ливанской, но и позволил себе высказать перед телекамерами все, что он думал о нерешительности своего прямого командования. В армии такое, как известно, совсем не приветствуется: комбриг получил выговор лично от начальника генерального штаба, а его продвижение по служебной лестнице было приостановлено.
Несколько лет о нем не было ни слуху ни духу, и вот недавно в прессе появились сообщения: полковник запаса Амнон Эшель выставил свою кандидатуру на выборах в одном из небольших городков на севере страны.
А марокканский паренек Маймон Асулин остался там, в далеком восемьдесят четвертом, за воротами призывного пункта.
barmaleo: (monst)
Однажды на меня упал скалистый заяц. Он же даман, но в дословном переводе с иврита получается звучнее.
Дело было так. В те годы я служил в армии. Утро не предвещало ничего интересного: оба мы встали, позавтракали, я, помнится, еще зубы почистил; он - нет. И ничего бы особенного так и не произошло, не вздумай этот скалистый заяц полезть на дерево. Меня же об этом он предупредить забыл, иначе бы я поостерегся под этим деревом проходить, зная то, что наверху сидит он - скалистый.
К своему оправданию могу сказать, что первым испугался он, потому и упал, я же ойкнул только тогда, когда этот страшный скалистый зверюган неожиданно свалился мне прямо на плечо.
На этом мы и расстались: после столкновения я бросился бежать в одну сторону, он - в другую. Я отделался легким испугом, чем отделался заяц, я так и не узнал. Возможно, наша встреча плохо повлияла на его психику, может быть у него развился нервный тик или испортился аппетит. А может наоборот: он с юмором воспринял это происшествие, написал о нем в своем жЫвотном жж, благодаря чему рейтинг его резко скакнул вверх. Все может быть.
Надеюсь, по крайней мере, с тех пор, всякий раз залезая на дерево, он с опаской поглядывал вниз, не пройдет ли там этот, в одноцветной форме. Потому как я, ходя потом под деревьями, все время опасливо посматривал вверх. Вот такая история.
Кстати, Википедия сообщает, что ближайшим родственником дамана является слон. И хорошо все таки, что в тот день, залезая на дерево, он не позвал с собой всю хамулу.
barmaleo: (Default)
носки14 лет назад я освободился из армии. Сдал все снаряжение, и остались у меня только пара ботинок и комплект формы на случай резервистских сборов, да большой мешок с армейскими носками. 20 пар отличных, полушерстяных серых носков.
Израильская армия всегда хвалится, что новобранцы снабжаются всем необходимым, вплоть до маек, трусов и носков. Трусы и майки за годы службы пришли в негодность, а вот носки оказались на редкость крепкими и "несносными". В год выдавалось по 5 пар, плюс еще пять были куплены в самом начале службы, так как выданных в призывном пункте на две недели никак не хватало, вот и скопилось у меня целое хозяйство. Причем, поскольку снашиваться и рваться носки принципиально не желали, половина оставались новыми, даже с бирками, хоть на рынке продавай. Выбрасывать такое добро было жалко, вот я и оставил их, авось пригодятся.
И пригодились, причем почти сразу. Освободился я зимой и в первые же дни почувствовал, что в обыкновенных "гражданских" носках долго не протяну - ноги мерзли постоянно. Принесенный из армии мешок еще не был убран на антресоли, поэтому за привычным израильским аналогом портянок лезть далеко не пришлось. И с тех пор, каждый год, с ноября по март, армейские носки занимают свое место спереди на полке, другие зимой я просто не ношу. И все бы ничего, но есть одна проблема. За 14 лет я выбросил всего один или два носка - ну не рвутся они, не рвутся! И те десять (ну ладно, уже девять) пар, которые я принес из армии ношенными, только они и использовались мной все эти годы. А наверху, в кладовке, все в том же старом полиэтиленовом мешке, лежат и дожидаются своего часа еще десять новых пар замечательных теплых носков с армейской биркой. И коли уж эти носки так долго носятся, успею ли я до 120 износить все имеющиеся в наличии пары?
barmaleo: (shmatko)
погонПришло письмо из армии:
"Приказом министра обороны командира части за большие заслуги перед родиной и проявленный в бою героизм вам присвоено очередное звание старшины. Новые погоны будут вручены вам командиром на торжественном параде при личной явке."
Так, френдлента, на месте шагом марш!
barmaleo: (purim)
Каждая акафа в синагоге "Бней Тора" в иерусалимском районе Ар-Ноф продолжалась сегодня утром 2-3 минуты, за 20 минут все закончилось. После ежегодных трехчасовых акафот в нашей синагоге (плюс еще столько же вечером), во время которых мы иногда успеваем даже трапезу начать и закончить, сегодняшние танцы были для меня как бальзам на душу. Это ж какая разница - закончить молитву и начать трапезу в 11 утра или в пол четвертого! А желающие еще потанцевать могли прийти на дополнительные акафот с 5 до 6 вечера и все остались довольны. У нас же обычно половина прыгает и скачет, а остальные не отрывают взгляда от часов, ожидая, когда же это "безобразие" наконец закончится, и ведь альтернативы нет - синагога в деревне одна.
Впрочем, 3 минуты на акафу и близко к моему рекорду не приближается. Единственный раз, когда я оставался на Симхат Тору в армии и до миньяна мне недоставало каких-то девяти человек, я просто достал Тору и сделал 7 кругов по синагоге - минут за 5 справился. :)
barmaleo: (Default)
После поста о часах следует еще один, на этот раз об очках.
В одиннадцатом классе выяснилось, что я плохо вижу то, что написано на доске. Пришлось заказать очки, но пользовался я ими только во время уроков. В армии зрение стало еще хуже, но смириться с постоянным ношением очков я никак не хотел, поэтому носил их только ночью, когда без очков уже совсем ничего не было видно, а днем очки лежали в кармане и водружались на нос только по особым случаям.
Однажды днем я, как обычно без очков, шел по базе и о чем-то себе думал, как вдруг грозный окрик "Эй, солдат!" заставил меня остановиться и присмотреться получше. Впрочем, присматриваться было совсем не обязательно - голос командира батальона подполковника Асулина был знаком каждому солдату на базе. По правилам, при виде комбата следовало остановиться и отдать честь, я же сослепу не узнал начальство, что, учитывая грозный нрав подполковника, не сулило мне ничего хорошего. Однако, в тот день мне повезло, и по-видимому у комбата было на редкость хорошее настроение. Выслушав мои оправдания, в которых я валил все на отсутствующие на ноду очки, Асулин рявкнул, что, раз такое дело, он приказывает мне носить очки постоянно, после чего пошел дальше своей дорогой.
И хотя из армии я давно освободился, но вот уже 15 лет я безукоснительно выполняю этот его приказ.
barmaleo: (prague)
Мои родители до сих пор не знают, что пол года из трехгодичной армейской службы их сын провел в Ливане или на самой границе с ним. Маме я всегда говорил, что мы на учениях где-то на Голанах, поэтому и на обычный телефон-автомат мне звонить нет смысла - нет меня на базе. Сколько раз я думал - а может сказать им, и только в тот вечер, когда весь опорный пункт (человек 80, не меньше) выстроился в огромную очередь к одному единственному телефону, чтобы сообщить близким, что они не были на тех вертолетах, понял, насколько я был прав. Нет, я тоже позвонил, самым последним (даже приказ вышел - каждый обязан позвонить домой), пропустив вперед всех остальных, всего лишь, чтобы убедиться, что мои родители спят спокойно (насколько в ту ночь вообще можно было спокойно спать). Страшно было смотреть на лица солдат, ожидающих своей очереди к телефону - ко всеобщему горю добавлялась забота о родителях, разрывающихся между телефоном и телевизором. А подумать, что пережили тогда тысячи членов солдатских семей, не имея возможности узнать, живы ли их дети - страшная ночь. Для семидесяти трех семей она продолжается до сих пор.

Прошлогодние воспоминания.
barmaleo: (malevich)
Вы когда-нибудь слышали, как свистит "катюша"? Мне приходилось слышать. Неприятная, скажу вам, музыка. В бомбоубежище ее не слышно, чтобы вполне насладиться этой музыкой надо, чтобы по какой-то причине у вас не было возможности попасть в бомбоубежище, и ждать. Сама тревога не так страшна - шум, крики, все куда-то бегут, пытаются найти место, где бы спрятаться, укрыться от снаряда. А потом наступает тишина. Вокруг - пустота, машины не едут, людей не видно, все, кто мог, давно сидят в убежище и только ты один посреди этой, такой громкой, звенящей тишины. Стоишь и вслушиваешься, ожидая, когда же засвистит. Из-за чрезмерной тишины часто кажется, что вот он - этот свист, но каждый раз понимаешь, что это всего лишь игра воображения. И когда начинает казаться, что тишина эта будет длиться вечно и никакой бомбежки сегодня не будет, вдруг начинает свистеть. Кровь стынет в жилах, такое впечатление, что этот свист никогда не закончится, хотя на самом деле он длится от силы пару секунд. И только одна мысль в голове - попадет или нет. Говорят, что если успел понять, что этот звук - на самом деле свист снаряда, можешь вздохнуть спокойно - перелет, потому как если падает рядом, то успеваешь услышать свист только в самом конце, за мгновение до взрыва. И наконец - взрыв, такой долгожданный и сразу спокойней на душе - вроде пронесло. До следующего свиста.
Скажите пару глав из Теилим за тех, кто сейчас под бомбежкой.
barmaleo: (prague)
(Окончание вчерашнего рассказа.)

Вторая, связанная с крушением история должна понравиться поклонникам творчества Виктора Суворова. Тот, кто читал "Освободитель" (кто не читал - обязательно почитайте на досуге) должен помнить замечательную историю, когда чтобы не отвечать за сожженный по пьянке мотоцикл в рапорте о происшествии было упомянуто, что машина уничтожена противником, а по мере прохождения рапорта через различные инстанции на "взорванный" мотоцикл постепенно "навешивалось" различное оборудование, так что в окончательном варианте "чудесная машина была вооружена пулеметом и противотанковым гранатометом, она имела два активных ночных инфракрасных прицела, дальномер-прицел, радиостанцию "Р-123". Машина, видимо, предназначалась для действий в условиях Заполярья, так как на ней находились два новеньких дубленых полушубка, а сзади была прилажена 200-литровая бочка со спиртом. К сожалению, все это сгорело при столкновении с контрреволюцией". Но мотоцикл при всей своей вместимости все же довольно мал, то ли дело вертолет - вот куда много оборудования влезет. В израильской армии, надо сказать, вечный недочет - дорогое оборудование постоянно пропадает, но поскольку на каждый провод есть бумажка, то и отвечать за него кто-то должен. Виновного обычно найти не просто, особенно если спохватываются через несколько лет после потери, поэтому под суд частенько идут люди, никогда и в глаза приписываемого оборудования не видевшие, ну и наказание тоже получают соответствующее. Так, уже через неделю после начала моей службы во взводе связи танкового батальона, я пошел под суд по обвинению в утере оборудования на сумму около 100 тысяч шекелей, был признан виновным и оштрафован на ...20 шекелей. Причем общая сумма недосдачи была более полумиллиона(!) и к подобным гигантским штрафам вместе со мной были приговорены еще пятеро, включая командира взвода. Обиднее всех было все таки мне - за неделю я ничего и потерять то не успел, но такое уж мое еврейское счастье - попасть в часть именно в неделю переучета, проводящегося раз в несколько лет. К моменту же катастрофы с той проверки уже прошло года два и недостающего имущества снова скопилось навалом, впрочем меньше, чем в других отделениях, в которых подобного переучета не было по 5-10 лет.
Недели через три после страшного дня, когда наконец закончились все хлопоты, связанные с похоронами, первичной поддержкой семей погибших и срочным залатыванием образовавшихся дыр в личном составе, по взводам и ротам прошла депеша, требовавшая срочной подачи рапортов о потерях оборудования во время крушения. Оборудование в погибших вертолетах было - каждая часть посылала в Ливан приборы и утварь согласно требованию тех, кто находился "внутри", а взамен с теми же вертолетами должны были прилететь неисправные предметы. Суворова младшее израильское командование явно не читало, потому как по-началу рапорты были составлены совершенно правдиво, но видать один русскоязычный командир где-то все таки нашелся и идея об огромных потерях в оборудовании медленно поползла между офицерами. Старые рапорты разрывались, а на их месте появлялись длинные списки безвозвратно погибших приборов. Даже у нас во взводе за два последних года успели посеять немало добра, что уж говорить о тех, кого проверки не касались годами. Нашему командиру было так обидно за слишком короткий, по сравнению с другими, список, что он вписал туда даже пару приборов, которые на самом деле еще и не были потеряны вовсе - все равно на каком-то этапе потеряются. Жаль, не довелось мне увидеть окончательного списка, но по тем разрозненным взводным спискам уже можно было судить, что вертолеты были загружены по самые иллюминаторы и стоимость потерянного в огне армейского имущества намного превышала стоимость самих вертолетов. Создавалось впечатление, что если бы в батальоне был недостающий танк, его бы недолго думая запихали (пусть даже по частям) в один из погибших вертолетов. Странно даже, что после получения этих списков никто наверху, подсчитав общую массу утерянного оборудования, не выдвинул гипотезу, что причиной столкновения могла стать элементарная перегруженность самих вертолетов.
barmaleo: (prague)
Сегодня (вернее, уже вчера) - девятая годовщина крушения вертолетов на северной границе. По этому случаю две истории, так сказать, из личной практики, первая грустная, а вторая, как это ни странно, веселая.
В день (точнее, в ночь) катастрофы я находился в опорном пункте Рейхан, самом северном из Израильских пунктов в Ливане. Причем, попал туда случайно, изначально должен был находиться все 3 месяца (пока наш батальон занимал позиции на границе) в Бофоре, пункте, куда направлялся один из вертолетов, но из-за каких-то перестановок за 2 недели до трагедии меня вдруг срочно перевели в Рейхан. Не могу конечно с уверенностью сказать, что останься я в Бофоре, точно быть мне в тот день на вертолете, но процентов на 30 - да, потому как подобные рейсы были в лучшем случае всего лишь раз в неделю, а домой я обычно выходил раз в 2-3 недели. Дальше )
barmaleo: (prague)
Помню, как когда-то в детстве я подсчитывал, какой же праздник для меня самый любимый и веселый. В финал выходили Новый Год и День Рождения и в последней решающей битве Новый Год всегда одерживал убедительную победу, ибо как может однодневный День Рождения тягаться с праздником, растягивающемся на неделю-две. Сначала подготовка к школьному празднику, потом сам праздник - у меня был отличный костюм мушкетера со шпагой, начало каникул, предпраздничное 31-ое, сама новогодняя ночь - с каждым годом рекорд незасыпания побивался еще и еще. Утром подарки под елкой, в программе телевиденья почти нет неподчеркнутых передач - так все интересно. В течение ближайших дней еще несколько новогодних представлений - родители всегда доставали приглашения на праздничные мероприятия в различные дворцы культуры и с каждого из них оставался подарок со сладостями. А если учитывать, что удовольствие от всей этой горы сладостей я растягивал еще на несколько месяцев, так вообще получалось, что праздник длится аж до лета. Понятно, что Новый Год всегда оставался самым самым и весь год проходил в ожидании этого праздника. Поэтому и представить то тогда, что через какие-то несколько лет Новый Год перестанет быть для меня праздником вообще было просто невозможно.
Первая новогодняя ночь на святой земле - через неделю после приезда - мягко говоря, разочаровала. За окном 15 градусов тепла, никакого новогоднего огонька по телевизору (не было тогда еще русского телевиденья в Израиле), а на столе вместо традиционного Тархуна, какая то Темпо-кола. Шампанское, правда, в местном супермаркете нашлось, но из одного шампанского праздника не сделаешь. Дальше были три года в религиозной школе-интернате, когда Новый Год мы с горем пополам, но справляли. На наше счастье у одного из одноклассников День Рождения выпадал на 30 декабря и празднование мы всегда сдвигали на следующий вечер. Начальство конечно понимало, что празднуем мы там не только д.р., но предпочитало не вмешиваться - пусть ребята расслабляются. Шампанское, правда, на всякий пожарный держалось под партой (справляли в классе), но все равно было это уже совсем не то. После школы помню мой последний, самый грустный Новый Год. Вроде поначалу договорился с товарищем, что приеду справлять к нему, у него и тв с "Огоньком" дома было, но в последний момент что-то не получилось и я остался дома один, борясь со сном под Секретовский "Последний час декабря" и грустно посматривая на часы в ожидании полуночи. А в следующем году была армия, и когда очередным утром, проснувшись в спальном мешке на откинутой крышке бронетранспортера, я вдруг обнаружил, что сегодня первое января, а значит новогоднюю ночь я попросту проспал, полностью о ней забыв, я понял, что Нового Года для меня больше не существует.
Я давно забыл, что такое новогодняя атмосфера, хотя иногда хочется вернуться в этот праздник, но не в сегодняшний - неинтересен мне сегодня Новый Года, а в тот детский праздник, которого так ждал целый год. В этом году, правда, в отличие от последних десяти лет, все таки какая-то праздничная обстановка немного чувствуется и виной тому жж - у многих в журналах подготовка идет полным ходом, разве что виртуальный салат Оливье еще не накладывают.
И еще, я не совсем понимаю, каков смысл всей этой борьбы с празднованием Нового Года. Попытка связать Новый Год с христианством не очень удачна - если и была между ними какая-то связь (что весьма сомнительно), то она уже давным давно утеряна и в сегодняшнем новогоднем застолье никто о религии и не думает. Кроме того, никто ведь не борется с восьмым марта, так что по-моему, кому хочется дома праздновать Новый Год пусть себе на здоровье празднует, а о попытке ввести его в Израиле как государственный праздник я пока вроде не слышал.

П.С. А тех, кто несмотря ни на что все таки сидит сейчас перед телевизором в ожидании речи президента - с Новым Финансовым! Желаю вам (и себе, разумеется) в новом году побольше финансов.

Под катом юный мушкетер. Осторожно, немного аводы зары! : )
barmaleo: (Default)
Моим лучшим другом во время армейской службы был парень являющийся полной моей противоположностью. Мы с ним прожили больше двух лет в одной комнате и все вокруг, да и он сам тоже, постоянно удивлялись - что может быть общего у русского харедимного поселенца и абсолютно незнакомого с иудаизмом левого израильтянина из Рамат-ХаШарон. Привить ему что-то еврейское было абсолютно невыполнимой задачей, но все же, за время знакомства со мной, он успел найти для себя некоторые приятные стороны в иудаизме, как например, поедание пончиков в Хануку, да и на шабатние трапезы он тоже всегда был рад ко мне присоединиться, из-за проблем с кашрутом я питался в-основном в комнате, перед шабатом мы на двоих закупались халами, пастрамой и салатами и вместе трапезничали запивая харчи вином. А еще его радовала еженедельная пятничная процедура нарезки туалетной бумаги на шабат, он даже помогал мне в этой нелегкой работе.
Как-то, уже после демобилизации, мы разговаривали по телефону и я упомянул наступающий праздник - Сукот. "Помню, помню", - сказал он тогда на полном серьезе - "Ты в этот праздник должен сидеть в суке без кожаной обуви".
barmaleo: (Default)
Заехал сегодня какой-то русскоязычный мужик к нам в пустыню, хотел на своей новенькой тачке к Мертвому морю проехать, да умные люди из местных жителей его отговорили - сам заблудится и машину побьет - от нас туда разве что на джипе добраться можно. Ну он и заболтался с солдатами, охраняющими деревню, благо те тоже все "русские". Позже к вечеру солдаты меня вызывают - мужик пока с ними беседовал, забыл в машине фары выключить, аккумулятор сел, вот он и просит, чтобы я его "завел". Ну, я ему, разумеется, помог, он поблагодарил и уехал, а солдаты меня и спрашивают: "Ты хоть знаешь, с кем только что общался?". "Нет", - говорю - "мужик какой-то". "Да ты что! Это ж сам Александр Злотник был!", - и смотрят на меня так, выжидающе, готовясь подхватить, если я сразу в обморок от восторга свалюсь. Пришлось их огорчить, соообщив, что имя я это впервые слышу, они по-моему до сих пор от моей невежественности не отошли. Пришел домой, проверил в интернете - "Александр Злотник - композитор, Народный артист Украины, профессор, президент Объединения общин прогрессивного иудаизма Украины". Надо же, какие люди по пустыне шляются, а мы и не замечаем. :)
Еще вспомнился похожий случай из моей далекой армейской жизни. Стоял я на воротах как-то в шабат с еще одним солдатом-израильтянином, охранял базу на Голанах от нежелательных личностей, вдруг останавливается рядом с нами навороченный джип и водитель спрашивает как доехать до Гамлы. В будний день я бы ему конечно обьяснил, но тут шабат, евреям на джипах ездить не полагается, вот я и молчу как партизан, думаю, сейчас ему мой товарищ покажет дорогу. Смотрю - а тот как язык проглотил - уставился на водителя, глаза выпучил и молчит. Мужик плечами пожал, подумал, наверное, мол надо же, каких психов в нашей армии держат, а может решил, что мы немые, ну и уехал. Товарищ мой еще минут пять стоял и глючил, а потом как завопит: "Ты видел?! Нет, ты это видел?!!!". Понятно, что я видел, только зачем так орать, машинка конечно крутая, но я еще и покруче видал, на картинках. "Ну ты даешь!", - говорит - "Да ведь это был Шломо Арци", и потом еще неделю ходил и всем рассказывал, что "эти русские не знают, как выглядит Шломо Арци". А теперь, небось, солдаты мои думают, что "эти досы не знают, кто такой Александр Злотник". Выходит, ничему я за десять лет не научился, как был невежей, так и остался.

September 2015

S M T W T F S
  12345
67891011 12
131415 1617 1819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios